Кошмарить нельзя, блюсти. Жесткие изменения в УПК еще до новых кодексов

7 декабря вступил в силу Закон Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты по обеспечению соблюдения прав участников уголовного производства и других лиц правоохранительными органами при осуществлении досудебного расследования» от 16.11.2017 № 2213-VIII, который вводит серьезные барьеры злоупотреблениям со стороны правоохранительных органов во время проведения следственных действий, особенно наносящих вред предприятиям. Законом также предусмотрено создание Кабинетом Министров Украины комиссии в сфере защиты предпринимательской деятельности и введена уголовная ответственность за простое разглашение сведений оперативно-розыскной деятельности, предварительного следствия со стороны судей или правоохранителей. 

Ранее уголовной ответственности за простое разглашение данных предварительного расследования у судей, следователей, работников оперативно-розыскных органов не было. Ответственность наступала только в случае, если разглашенные данные позорят человека, унижают его честь и достоинство. Изменения, внесенные в статью 387 Уголовного кодекса Украины вводят ответственность до 3 лет ограничения свободы даже за такое разглашение данных досудебного расследования, которое не приводит к определенным последствиям (часть 2 указанной статьи). Ответственность за квалифицированное правонарушение — если разглашенные данные позорят человека, унижают его честь и достоинство —предусмотрена новой частью 3 статьи 387 УК в размере от 3 до 5 лет ограничения свободы.

Такие меры повышают ответственность правоохранителей за использование уголовного производства в целях сбора коммерческой, иной информации о лице или предприятии, с последующим раскрытием такой информации конкурентам или другим лицам ради дискредитации и шантажа.

Наконец-то лица, не имеющие процессуального статуса подозреваемых, но помимо их воли привлекаемые к следственным действиям (в основном, это предприятия и собственники имущества) получили статус участника уголовного производства с правом жаловаться.

Иное лицо, права или законные интересы которого ограничиваются во время досудебного расследования, — лицо, в отношении которого (в том числе относительно его имущества) осуществляются процессуальные действия, определенные настоящим Кодексом (например, лицо, чье помещение обыскивается, или лицо, чье имущество изымается) теперь является участником уголовного производства и имеет процессуальные права стороны

в частности :

  • обращаться к прокурору, следственному судье или суду с ходатайством, в котором излагаются обстоятельства, обусловливающие необходимость осуществления уголовного производства (или отдельных процессуальных действий) в более короткие сроки, чем те, которые предусмотрены Кодексом (ч.6 ст.28)
  • обжаловать решения, действия или бездействие следователя или прокурора, которые заключаются в невозврате временно изъятого имущества в соответствии с требованиями статьи 169 настоящего Кодекса, а также в невыполнении иных процессуальных действий, которые он обязан совершить в определенный настоящим Кодексом срок (ч.1 ст. 303)
  • право обжаловать прокурору высшего уровня несоблюдение разумных сроков следователем, прокурором во время досудебного расследования (ч.1 ст.308)

Ранее участником уголовного судопроизводства могло быть только третье лицо, в отношении имущества которого решается вопрос об аресте.

Все участники уголовного производства (в том числе и лица, в отношении которых осуществляются следственные действия), в случае отказа прокурора в удовлетворении жалобы на несоблюдение разумных сроков следователем, прокурором во время досудебного расследования могут обращаться в суд для решения этого вопроса (пункт 91) ч. 1 303).

Эта архиважная норма позволяет избежать злоупотреблений властью во время операций с изъятием имущества, деньгами под предлогом различных экспертиз, до приговора суда при том что дело может годами в суд и не доходить, либо не доходить вообще.

Во время обыска исполнение постановления следственного судьи, суда в обязательном порядке фиксируется с помощью звуко- и видеозаписывающих технических средств. Стороне защиты предоставляется право беспрепятственного фиксирования проведения обыска с помощью видеозаписи. (ч.1 ст.107)

Запись, сделанная с помощью звуко- и видеозаписывающих технических средств при проведении следователем, прокурором обыска, является неотъемлемым приложением к протоколу. Действия и обстоятельства проведения обыска, не зафиксированные в записи, не могут быть внесены в протокол обыска и использованы в качестве доказательства в уголовном производстве (ч.2 ст.104)

Лицо, в жилище или ином владении которого производится обыск, имеет право пользоваться правовой помощью адвоката на любой стадии проведения обыска (ч.3 ст.236)

Раньше это регулировалось непонятным предложением из статьи 236 «Для участия в проведении обыска может быть приглашен потерпевший, подозреваемый, защитник, представитель [чей?] и другие участники уголовного производства», в котором вообще не было слова «адвокат» (теперь добавлено) и письмом генпрокуратуры от 22.06.2016 за подписью и.о. Генерального прокурора Ю.Севрука. Обычно правоохранители не знали или не хотели знать о наличии такого письма, действительно создававшего для них правовых последствий. Теперь в случае недопуска адвоката предусмотрен худший результат — недопустимость всех полученных доказательств.

Странный казус — указанная редакция статьи 236 проживет ровно одну неделю. С 15 декабря редакцией статьи 234 и 236 перекроются изменениями, которые уже приняты, но вступят в силу 15 декабря 2017. Однако в той редакции обязательность допуска адвоката и видеофиксация также предусмотрены.

Недопустимыми являются доказательства, полученные при выполнении определения о разрешении на обыск жилища или иного владения лица, если

такое решение вынесено следственным судьей без проведения полной технической фиксации заседания
в связи с недопущением адвоката к этому следственному (розыскному) действию. Факт недопущения к участию в обыске адвокат обязан доказать в суде во время судебного производства (ч.3 ст.87).

Действия и обстоятельства проведения обыска, не зафиксированные в видеозаписи обыска, не могут быть внесены в протокол обыска и использованы в качестве доказательства в уголовном производстве (ч.2 ст.104)

Документами теперь считаются также дубликаты (документ, изготовленный таким же способом, что и его оригинал), а также копии информации, содержащейся в информационных (автоматизированных) системах, телекоммуникационных системах, информационно-телекоммуникационных системах, их неотъемлемых частях, изготовленные следователем, прокурором с привлечением специалиста, признаются судом как оригинал документа (ч.4 ст.99 УПК).

Запрещается временное изъятие электронных информационных систем или их частей, мобильных терминалов систем связи,

кроме случаев, когда их предоставление вместе с информацией, что на них содержится, является необходимым условием проведения экспертного исследования, или если такие объекты добыты в результате совершения уголовного преступления или являются средством или орудием его совершения, а также если доступ к ним ограничивается их собственником, владельцем, или держателем или связан с преодолением системы логической защиты (ч.2 ст.168).

В случае необходимости следователь или прокурор осуществляет копирование информации, содержащейся в информационных (автоматизированных) системах, телекоммуникационных системах, информационно-телекоммуникационных системах, их неотъемлемых частях. Копирование такой информации осуществляется с привлечением специалиста.

Закрытие уголовного производства и производства в отношении юридического лица теперь происходит, в том числе на стадии подготовительного производства в суде, в случае, если существует неотмененное постановление следователя, прокурора о прекращении уголовного производства в уголовном производстве в отношении того же деяния, которое расследовалось с соблюдением требований по подследственности (п. 10) ч.3 ст.284 Кодекса) по следующим основаниям: (1) установлено отсутствие события уголовного правонарушения; (2) установлено отсутствие в деянии состава уголовного правонарушения; (4) вступил в силу закон, отменена уголовная ответственность за деяние, совершенное лицом; (9) относительно налоговых обязательств лица, совершившего действия, предусмотренные статьей 212 Уголовного кодекса Украины, достигнутый налоговый компромисс соответствии с подразделом 9-2роздилу XX «Переходные положения» Налогового кодекса Украины;

Во время судебного разбирательства (эта норма действует с 2019 г.) и в случаях, предусмотренных Кодексом [а такой случай — обыск, во время которого видеофиксация теперь обязательна], во время досудебного расследования обеспечивается полное фиксирование судебного заседания и процессуальных действий с помощью звуко-  и видеозаписывающих технических средств.

Добавить комментарий